ПОХОДЫ. Мой родны край! Як ты мне мілы!

А жизнь меня по всей Земле  мотает

Под стук колёс ко мне приходят сны.

А мне всегда чего-то не хватает:

Зимою лета, зимою лета, зимою лета, осенью - весны.

 

    Какие всё-таки замечательные песни были во времена моего детства. Возможно, они и распространяли вирус романтического бродяжничества. Конечно, для того, чтобы мотаться по всей Земле, пока не хватает ни времени, ни средств. Но имеющиеся в наличии временные и материальные ресурсы необходимо использовать с максимальным эффектом. Поэтому, уходя 8 апреля на лыжах на Полярный Урал, я с радостью принял приглашение Санька (она же Александра Геннадьевна) поучаствовать в велопробеге 7-9 мая 2011. В полярной пурге я неоднократно предвкушал, как буду крутить педали по чёрным дорогам родной Беларуси. По чёрным - потому, что ездить по дорогам, обозначенным на карте красным цветом, не люблю. То ли дело чёрные - лесные, просёлочные, тропинки на крутом речном берегу…

    А какой же поход без старых добрых, милых моему сердцу друзей? Поэтому (конечно же, по согласованию с Александрой Геннадьевной!), я позвонил Назарику. На самом деле, его зовут Виталий Сергеевич, он занимает серьёзную должность в одной очень уважаемой фирме. Но, поскольку мы познакомились, когда он был ещё зелёным студентом, и при знакомстве представился: "Назар", - я оставил за собой право называть его именно так. На моё предложение он ответил примерно следующее: "Не, Дядька, давай лучше в пешку: три дня на вело моя жопа не выдержит. Я её знаю!" - Так Назарик отвалился. Сяржук, Маугли и Яло в это время бадялись в пешке по Нарочанскому краю, и физически не могли присоединиться к нашей компании. Зато оставались Климовичи, Серёга и Алёна. Таких велофанатов ещё поискать, в остальном о них тоже можно говорить только в превосходной степени. Предложение они заглотили, как мне показалось, крепко, поэтому, когда в 21.30 6 мая я позвонил им, достаточно неожиданно было услышать, что они колеблются в связи с пресквернейшим прогнозом погоды на все три дня. Не в моих правилах вершить насилие над личностью, я дал им возможность дозреть самим. К 22.30 они дозрели.

    Александра Геннадьевна (далее - Санёк) привлекла для участия в велопробеге троих ребят из турклуба "Бастион", к которому она и сама принадлежит. Ребят звали Саша, Серёжа и Людмила, а точнее, Людмила, Саша и Серёжа.

    Вот, пожалуй, и все начальные сведения о команде. Осталось описать намеченный маршрут и прогноз погоды. Анонсированный маршрут был многообещающим: Минск - Барановичи на электричке, а далее Барановичи - Слоним - Сынковичи - Ружаны - Косово - Ивацевичи. В каждом из указанных пунктов - множество памятников истории, архитектуры и культуры. Обогатившись духовным наследием, оставленным предками, из похода мы должны были вернуться совсем другими людьми. Правда, было одно "но". В булгаковской Москве людей портил квартирный вопрос. В велопоходе людей портит погода. Её нам никто не обещал. Точнее, все обещали, что её не будет, т.е. все три дня будет холодно, будет идти гаденький дождь, а некоторые в прогнозе для устрашения рисовали молнии, такие же, как в петлицах офицеров войск СС.

 

    Часть 1. Дождик, утро серое…

 

    Именно в таких погодных условиях наша команда из 7 человек в хорошем расположении духа в 7.27 погрузилась на Институте Культуры в электричку на Барановичи. Не успели мы упаковать велосипеды, как я был опознан Наташей и Игорем. Они живут в Барановичах, и в составе группы Сергея Заболотного только-только вернулись из водного похода по Аксауту и Зеленчугу (реки на Кавказе - для непосвященных). Эмоции от похода переполняли их, и я с удовольствием слушал восхищенные рассказы, смотрел на дисплее фотоаппарата фото. Оказалось, ребята очень хорошо знают окрестности Барановичей, и просветили нас с Саньком, как лучше и красивее проехать в Слоним, а также, что немаловажно, выехать из Барановичей. На перроне мы тепло попрощались с Наташей и Игорем и направили стопы свои … в зал ожидания вокзала Барановичи-Полесский. Оказалось, что группа очень прожорлива, и до смерти хочет есть.

 

 

    Установив в пирамиду посреди только что отремонтированного вокзала велосипеды, все дружно стали пожирать прихваченную с собой снедь. Проходившие мимо служащие БЧ (Беларуская чыгунка) неодобрительно посмотрели на нас и одна из них сокрушенно произнесла: "Скоро на мотоциклах будут заезжать!" - Я её понял.

 

 

    Выходить из тёплого красивого вокзала на холод и дождь хотелось не очень, но с нами была Санёк, а у Санька - график прохождения маршрута. Поэтому, приторочив под дождичком рюкзаки к багажникам, мы вырулили на старт. Далеко проехать нам не удалось. Оказалось, что путь наш лежит рядом с музеем подвижного состава БЧ. Музей под открытым небом. За металлической решёткой друг за дружкой стоят паровозы, вагоны, дрезины, платформы, снегоочистительные машины, бульдозеры, ездящие по рельсам и прочая, и прочая, прочая. Серёга (конечно же, Климович) сказал, что не может просто так проехать мимо чудес техники и должен всё это богатство осмотреть, несмотря на то, что этот музей не включен в программу. С этого момента программа похода и всё, что было с ним связано (погода, состав группы и пр.) начало трещать швам. Но мы этого ещё не знали и поехали искать вход в музей. Нашли. На входе было написано, что суббота и воскресенье - выходной, и нам не светит. Начали просовывать фотоаппараты и морды лиц сквозь решётку, чтобы зафиксировать в мозгу и на электронных носителях стоящие за забором чудеса техники. Наше желание поближе познакомиться с историей родной железной дороги настолько сильно сквозило в зажатых прутьями решётки мордах, что дежурный смотритель, несколько злоупотребляющий (в свободное от работы время), не устоял и, открыв навесной замок на запоре калитки, предложил нам пройти и осмотреть экспозицию поближе. При этом он подсказал, в каком паровозе можно залезть в кабину машиниста, как открывать паровозную топку и пр. Тут-то мы и оттянулись.

 

 

    Облазили всё, что могли: и на платформе крутили счетверённые зенитные пулемёты,

 

 

и в колокол дежурного по вокзалу звонили, и ручной семафор поднимали…

 

 

    Тем временем график похода горел ярким пламенем. Санёк намекнула, что пора прекращать эти детские игры и ехать дальше. Она главная, мы не смели прекословить, и после часовой задержки устремились навстречу новым впечатлениям. День был предпраздничный, страна готовилась праздновать день победы, и на одной из барановичских улиц мы не смогли проехать мимо маленького ракетоносца с трогательной надписью: "Спасибо за победу!"

 

 

    Первая достопримечательность по дороге в Слоним находилась в деревне, название которой, пардон, не припомню. Это был старинный костёл, который мы и подъехали посмотреть. Ворота во двор костёла  были заперты, ставни на окнах закрыты. Мы осмотрели здание из-за ограды и собирались было уже ехать к расположенной рядом церкви, когда на площадке перед костёлом появилась не очень молодая (да, не очень!), но очень распорядительная дама, которая прямо оттуда начала отдавать команды вышедшему на крыльцо святому отцу: "Ворота отворите, ставни откройте! Молодые сейчас подъезжают!" - "Так это же свадьба! Ставим стол!" - мгновенно среагировал Климович Серёга. Стола у нас не было, решили перегородить дорогу великами.

 

 

    Почуяв неладное, распорядительница хотела было убедить нас, что в этой местности нет такого обычая, но мы не поверили, и ей пришлось звонить кому-то на мобильник и раздраженным голосом рекомендовать заехать в магазин, потому что какие-то туристы, несмотря на сильный дождь, перекрыли дорогу и требуют своё законное. Вскоре появился кортеж молодых на крутых машинах. Молодые были сильно напряжены, и у меня не создалось впечатления, что это самый радостный день в их жизни.

 

 

    Нас они восприняли как нечто инородное и очень нежелательное. Делая вид, что нас вообще не существует, по мокрой траве они обошли стоящие поперёк дороги велосипеды и, мочимые дождём, проследовали навстречу своему счастью. Шафер быстрым шагом подошёл к Серёге (К) и молча сунул ему в руки отцепную бутылку водки, даже не спросив у наших девчонок, не хотят ли они конфет.

 

 

    Да! К сожалению, есть у нас ещё отдельные удалённые от центров цивилизации деревни, в которых не чтят традиции предков и полагают, что для въезда в счастливую жизнь достаточно крутой тачки. А чтобы страна знала своих героев, я сейчас позвоню Саньку, и она подскажет название этой дикой деревни. Эта деревня называется Новая Мышь!

    Дорога до д. Полонка не представляла особого интереса - асфальт, дождь, ветер. Дальше пошли живописные места заказника Стронга вдоль реки Исса. Лесная дорожка плутала среди деревьев, то взбираясь на пригорочки, то сбегая с них. Вот так вверх-вниз мы и докатились до обеда.

    Пообедать остановились под огромным дубом на живописном берегу реки. Навеса, обещанного Наташей и Игорем, здесь, к сожалению, не было. Пришлось довольствоваться столом и скамейкой. Довольно гаденький дождик не прекращался, стоять под ним было не очень уютно.

 

 

    Неблагоприятный для нас прогноз подтверждался. Саша выразил свою неудовлетворенность погодой. В ответ на отповедь, что у природы нет плохой погоды, узнали, что в человеческой популяции циркулирует болезнь с грозным названием "гнойный плеврит". Вы, наверное, догадались, чем она заканчивается? А нам не надо было догадываться, Саша прямо сказал: "Летальный исход! А знаете, с чего она начинается?" - Серёга (К) предложил лечить гнойный плеврит антибиотиками. Оказалось, это детский лепет: антибиотик против гнойного плеврита - пустышка... В общем, гнойный плеврит в нашем походе стал притчей во языцех и в каких только вариациях не исполнялся!

    Из-за непрекращающегося дождя дорога была довольно грязной и раскисшей. По этой причине цепи велосипедов были залеплены грязью и хрустели  на звёздочках. На одной из остановок Саша с изрядной примесью раздражения в голосе изрёк нечто вроде того: "Я купил классный кроссовый велосипед, а приходится гробить его в этой грязи! По этим дорогам на УАЗике ездить, а не на велосипеде!" - Я оценивающе присмотрелся к его велосипеду и не заметил никаких особых признаков классности (возможно, они были замазаны грязью) - велик, как у всех прочих. И раздраженность Саши я отнёс на счет гипертрофированной любви к двухколёсному другу.

    В связи с дождём и отставанием части команды намеченную на этот день программу выполнить в полном объёме не удалось. Команда подустала, часть личного состава была деморализована непрекращающимся дождём и прохладой и требовала немедленной остановки на ночёвку. Время и впрямь подпирало, но нужна была вода. Даже тараканы не живут там, где нет воды. Мы находились рядом с массивом дачных участков и предположили, что на дачах вода должна быть. Обежав почти весь массив, мы с Серёгой К не обнаружили ни одной живой души, признаков наличия воды - тоже. Брать воду из бочек, стоящих под стоком с крыш, после аварии на Фукусима-1 не решились. Несмотря на настойчивые требования Саши немедленно становиться на сухую ночёвку, поехали дальше, обещая воду за каждым следующим поворотом. Так ещё до наступления темноты мы подъехали к Слониму. Совершив разведывательный рейд, я обнаружил воду на ближайшей улице города - от жажды уже не умрём. Оставалось найти приличное место в пригородном лесном массиве. На рекогносцировку отправились опять же мы с Серёгой, и для ночёвки выбрали замечательное место буквально в километре от Слонима. В дремучем лесу на пригорке среди сосен, елей, кустов орешника и ещё каких-то не до конца распустившихся деревьев мы разбили лагерь, разожгли костёр и принялись кипятить чай из воды, взятой из родничка, живописно вытекающего из подножия пригорка.

 

 

    Вода в родничке была необычайно вкусна! Когда Серёга К увидел эту крыничку, он сказал: "Лёнечка! Я понимаю, почему ты выбрал это место!"

    Вскоре родниковая вода уже кипела в котле. Оказалось, у Серёги в фляжке было мощное средство от гнойного плеврита - коньячок с шоколадом. На фоне принятых лекарств погода улучшилась, речь полилась плавно. Серёга с присущей ему экспрессией исполнил песню "Па дзярэуне ходзiць Ваня, ды шчоукае арэхi".

 

 

    Меня очень подмывало поддержать его, но из опасения испоганить песню я сдержался. А зря! Серёга, закончив петь, сказал, что, вообще-то, эта песня коллективная, и солисту надо вторить хором. Договорились, что завтра вечером мы обязательно споём эту песню по всем правилам.

    Тем временем Санёк с Алёной колдовали над ужином. Дело это непростое с учётом того, что из продуктов брали только перекус на обед. Предполагалось, что остальное будет покупаться в населённых пунктах по ходу. Ужин предполагалось купить в Слониме. Но поскольку график похода был сломан, мы так нигде и не закупились. Оказалось, это не смертельно. Санёк забацала замечательный супец. Оказывается, она нарушила свой же приказ и взяла с собой несколько пакетов концентрата супа. Климовичи кроме лекарств везли с собой колечко колбасы. Не помню всех подробностей, но ужин был обильным, сытным и вкусным. Ощущался лишь дефицит хлеба. Хранитель лекарств от гнойного плеврита Серёга К извлёк из своего рюкзака честно заработанную в д. Новая Мышь бутылку. С пожеланиями здоровья и семейного счастья молодым лекарство растеклось по организмам…

    Уходить от костра не хотелось, но отдохнуть не мешало, да и мокрую одежду пора было снимать. К тому же подъём намечался пораньше, чтобы восстановить правильный график движения.

    Разместились в трёх палатках: бастионовцы в полном составе, включая Санька, оккупировали четвёрку,  Климовичи по-семейному  разместились в двушке, а мне мы с Серёгой К поставили лёгонькую одноместную палаточку между двумя ёлками на выселках. Это было гуманно по отношению к остальным участникам путешествия, поскольку мне достаточно часто инкриминируют громкий храп. Впрочем, в лыжном походе на Полярный Урал, закончившемся двумя неделями раньше, и Глаз, и Младший Научный Сотрудник (Кашлач Дима), спавшие со мной в одной палатке, отмечали высокий демократизм моего поведения во сне.

 

    Часть 2. Как прекрасен этот мир!

 

    Не знаю, насколько мешал мой храп спутникам, но только проснулись все от разбойника соловья, который зачирикал часов в пять. Он разбудил всех остальных обитателей леса, и началось такое…

    Когда в 6.30 Санёк начала обход палаток с целью воодушевить нас на новые подвиги, никто уже не спал. Выползая в одних трусах из палатки на свет божий, я обнаружил, что дождь, гремевший по скатам палатки всю ночь, ушёл вместе с темнотой, и нас приветствует сверкающая под лучами восходящего солнца свежесть распускающейся листвы и аромат весенней свежести, исходящий от неё же. Это ли не счастье, сбегать босиком к крыничке, умыть ледяной водой заспанное лицо, ощутить прилив бодрости, энергии и ещё каких-то жизненных сил, миской начерпать живой воды в котлы и карабкаться с ними по крутому склону, стараясь не пролить ни капли! Конечно же, в душе родилась и разнеслась по лесу песня:

 

Ты проснёшься на рассвете,
Мы с тобою вместе встретим
День рождения зари.

Как прекрасен этот мир, посмотри - поддержал меня из палатки Серёга. И мы с упоением продолжили:

Как прекра-а-а-сен этот мир!
Как прекрасен этот мир, посмотри-и!..

 

    Из четверки полюбоваться этим прекрасным миром вылезла только Санёк.

     Вскоре завтрак был готов. Оказалось, что ужин не смог уничтожить все заначенные продукты. В ход пошли оставшиеся супы, невесть откуда взявшееся картофельное пюре, банка тушенки, предусмотрительно прихваченная Алёной и Серёгой К. Более того, в рюкзаке Алёны дозревали бананы! Венчал всё это благополучие замечательный по вкусу энергетический напиток - какава. 

 

 

    По кустам для просушки развешаны палатки и шмотки. Прозвучало объявление о начале завтрака, но население четвёрки упорно отказывалось появляться на свет божий. Мы начали опасаться, что по палатке прошлась эпидемия гнойного плеврита, о чём был сделан официальный запрос. Оказалось, что пока все живы. Люда, правда, выглядела неважно. Завтрак бастионовцы явно затягивали, а время не ждало. Под конец завтрака Саша заявил, что дальше они втроём не идут. Это сквозило во всём их поведении с самого утра, но зачем было тянуть с этим заявлением и задерживать нас, жаждущих новых приключений? Каждый имеет право на то, чтобы по своему усмотрению распоряжаться своим временем, своим здоровьем. Ребята, но зачем же отнимать драгоценное время у других?!

    Четвёрка в составе Санька, Алёны,  Серёги и меня, пожелав остающимся удачи, оседлала своих коней и умчалась по лесной аллее.  Оказалось, что ночевали мы неподалёку от памятника архитектуры усадьбы постройки первой половины XIX столетия, посещение которой было в программе. Жилой дом и флигель произвели на нас меньшее впечатление, чем конюшня. Теперь в бывшей конюшне размещается крутой ресторан, молодежный центр и "мини-гостиница" (там сдаются комнаты для приезжих), 

 

 

в жилом доме - Дом культуры, молодежный досуговый центр и городская библиотека №5,

 

 

а во флигеле - Дворец спорта.

 

 

    Флигель выглядел достаточно заброшенным, но перед фасадом стояло изваяние футболиста работы, судя по всему, местного дворового скульптора начала пятидесятых годов. В моём представлении черты лица футболиста очень напоминают киборга. Фасад же флигеля украшала лепнина в виде фигурок спортсменов. Фигурки меня заинтересовали. Пока я фотографировал, все уехали к фасаду жилого дома и с упоением рассматривали скульптурную композицию из двух мраморных львов, лежащих у входа.

 

 

    Присоединившись к ним, я сказал, что меня очень впечатлили фигурки спортсменов на фасаде флигеля, особенно фигурка балерины. "Балерины?" - спросила Санёк. - "Там нет балерины, там фигуристка!" Поехали проверять. Оказалось, что я обращал внимание совсем не на те детали изображения. Коньки, конечно же, интересовали меня в наименьшей степени, поэтому их-то я и не заметил.

 

 

    Повторно осмотрев лепные фигурки, все сошлись во мнении, что, несомненно, это памятник искусства пятидесятых годов прошлого века. Очень интересен барельеф лыжницы.

 

 

    Фигурки остальных спортсменов также не оставляли равнодушным. .

    Да, время неумолимо. На всём оно ставит свою печать. Вот и на дом постройки начала ХIХ века  оно приклеило звезду с надписью "СССР",  барельефы спортсменов, инвентарный номер и выставило почётный караул из футболиста-киборга. Я попытался  составить конкуренцию киборгу, но вы сами можете судить, сколь несопоставимы по масштабу наши фигуры. Мне никак не шагнуть в следующий век…

 

 

    Покрутившись и повосхищавшись архитектурой бывшей конюшни, поехали в город закупить, в конце концов, чего-нибудь съестного. Заехали в первый попавшийся на пути магазин. При виде колечка колбасы глаза Алёны загорелись. Саньку очень понравилось закусывать коньяк шоколадом, поэтому были куплены и колбаса (3 колечка), и шоколад с названием "Для тебя" и "Для Вас". Сок - конечно же, 2 л томатного и сметанка к нему. Макарошки, тушеночка, творожок…Что ещё надо для того, чтобы быть в походе счастливым?

    Из всей команды только я, и то проездом на авто, бывал в Слониме. Город превзошёл все наши ожидания.

 

 

    Оказалось, он имеет очень богатую историю, пресыщен памятниками, и просто очень красивый, блистающий чистотой и свежепобеленными стволами деревьев старинный белорусский город.

 

 

    День был воскресный предпраздничный (8 мая), город был залит солнечным светом, улицы заполнены доброжелательно настроенными неспешно гуляющими или идущими по своим делам нарядными людьми. Боец из расквартированной поблизости части, наполовину высунувшись из башни стоящего на постаменте танка Т-34, кисточкой обновлял боевую машину…

 

 

    Объехав запланированные программой похода памятники, мы, восторженные, покинули славный город Слоним и направились в Сынковичи, где находится старейшая в Беларуси церковь оборонительного типа. Это недалеко, километров 15 -18 от Слонима, но колбасный дух и сам факт наличия колбасы, хлеба, сока, сметаны деморализовал, требовал немедленной остановки и пожирания всего вышеуказанного. Мы долго воспитывали в себе силу воли и делали вид, что всего этого у нас нет. Однако уже на подъезде к Сынковичам Алёна сломалась и была дружно поддержана всей честной компанией. Было отыскано замечательное местечко в придорожной дубово-кленово-вязовой роще.

 

 

    Первое колечко колбаски с хлебушком под сочок со сметанкой ушло со свистом, за ним второе, третье. Я порадовался за группу. В наших с Серёгой способностях я не сомневался, но то, что девчонки, не щадя своих фигур, так разойдутся, не предполагал. Хотя, чего бояться их фигурам при таких нагрузках? Вы обратили внимание, что за Серёгой больше не следует буква "К"? Она уже не нужна, потому что у нас остался только один Серёга - Климович. Кстати, после исторического раздела группа начала продвигаться значительно быстрее и потихоньку нагонять запланированный график.

    Долго поглаживать животы после обеда Санёк не дала - нас ждали Сынковичи.

 

 

    Купола церкви показались практически сразу после того, как мы проехали приютившую нас рощу. Прислонив к скамейкам в церковном дворике велосипеды, внимательно прослушали подготовленный Саньком материал по богатейшей истории церкви, ознакомились с информацией у входной двери

 

 

и приступили к осмотру.

 

 

    Присоединившись к подъехавшей экскурсии, узнали некоторые детали, не освещенные Саньком. На Алёну церковь давила, поэтому внутри она не задержалась, а мы с Саньком послушали рассказ о чудотворных свойствах сынковичской иконы Божьей Матери, находящейся в церкви.

    Находясь под впечатлением увиденного и услышанного,  направили колёса свои в сторону Ружанской пущи, где предполагалась ночёвка. По пути попалось огромное рапсовое поле. Имея обострённое чувство прекрасного, мы не могли проехать мимо. Какая же это красота!!! Какие краски!!! Голубизна неба, нежная зелень листвы и молодой травы, яркая желтизна цветов рапса, теряющаяся в ней змейка полевой дороги… Мы не могли просто проехать мимо, не нанеся урона сельскому хозяйству!.

 

 

    Ехали не без приключений, потому что картографический материал представлял из себя карту-двухкилометровку из автомобильного атласа Беларуси. Карта подробностями не изобиловала, зато, не отличалась и достоверностью. Тем не менее, поплутав по задворкам вонючей животноводческой фермы, выехали на дорогу, которая привела нас к озеру Бездонному. Озеро со всех сторон приболочено, берега его поросли камышом, но нам удалось найти подход к воде. И вот на этом бездонном берегу мы решили ещё разок подкрепить убывающие силы. На мой вопрос, любит ли кто-нибудь творог со сметаной и сахаром так, как люблю его я, Алёна немедленно ответила: "Я!" - Наш человек! Оказалось, что Серёга с Саньком тоже наши люди! Сладкий творожок со сметаной, свежая булочка с ещё тёплым какао из термоса! Что может быть милее путникам на склоне дня?! Жить стало лучше, жить стало веселей! Тут мне на ум пришла цитата из "Детей капитана Гранта": ""Так в путь же! В путь!", - воскликнул Гленарван".

    Поехали. Солнышко, вопреки всем прогнозам не покидавшее нас весь день, было ещё высоко, но тени деревьев незаметно удлинялись. Дорога в пущу сокращалась не так быстро. Преодолев по каменной кладке канализированную речушку,

 

 

остановились на развилке. Санёк высказала мнение, что в соответствии с её задумкой надо ехать перпендикулярно речушке, но у Серёги был навигатор, который вместе с Серёгой сказал: "Нет! Ехать надо вдоль реки - так мы существенно выиграем в расстоянии". - Поехали вдоль реки по ровной укатанной дорожке. Душа поёт, когда катишь по таким красивым местам, да ещё и по такой дорожке! Из леса выехали в деревню возле коровника, остановились на перекрёстке, судили-рядили, куда ехать. Возле нас ошивалась сбежавшая из коровника тёлка с бирками на ушах, вполне упитанная красавица. Было видно, что она не прочь полакомиться куском хлебушка, но что-то в нашем облике не устраивало её, поэтому, поколебавшись, она издала трубный звук и не спеша  пошла в направлении фермы, где в неволе томились её сородичи. А мы долго стояли на перекрёстке, сверяя карту и навигатор с суровой действительностью. Поехали, засомневались. Остановились, вернулись. Уточнились, поехали по другой полевой дороге. Метров через 600 дорога оказалась перепаханной. Опять вернулись. Пока мы обкатывали все близлежащие дороги. Солнце свалилось практически на горизонт, а приличного места для ночёвки поблизости не предвиделось - об этом говорили карты. К этому времени у Санька уже болело и было перевязано эластичным бинтом правое колено. У неё отобрали всё более-менее тяжёлое, но всё равно былой прыти она уже не демонстрировала. У Серёги отвалился багажник - надо ремонтировать среди поля, а время поджимает! Отремонтировались, рванули дальше. Санёк, как Серая Шейка с перебитым крылышком, угнаться за нами не могла, поэтому часто останавливались, любовались ландшафтами и закатом. Долго ли, коротко ли, въехали в деревню на границе Ружанской пущи. Деревня интересная, с множеством старажытных хозяйственных построек и домов из дикого камня. К сожалению, много заброшенных домов. Проезжаем мимо приличных размеров озера, расположенного прямо в деревне. "Смотри, это собака плывёт?"- спрашивает Алёна. Поворачиваю голову и слышу сильный удар по воде. Увидеть "собаку" не удалось - только круги по воде. Собаки так не ныряют и не лупят по воде хвостом - бобёр. Едем дальше, въезжаем в пущу, а Серёги нет. Поворачиваю, возвращаюсь, чтобы узнать у Серёги, что случилось. Оказывается, он открыл фотоохоту на бобра и подкараулил-таки его. Догоняем девчонок. Дорога достойна кисти живописца. Красота неописуемая. Дорогу довольно резво перебегает рыжая бестия-лисица. Правда, цвет у неё не рыжий, а буроватый. Тут и там встречаются следы присутствия кабанов. Ещё по дороге из Баранович в Слоним мы с Серёгой, идя в авангарде, спугнули стоявшего на дороге дзiка. Обычно они буроватой масти, а этот был абсолютно чёрный. Зайцы, те всю дорогу как коты помойные под ногами крутились. Подъехали к щиту, который гласил, что мы въезжаем на территорию заказника Ружанская пуща.

 

 

    В заказнике запрещено разводить костры, и пр. Мы люди законопослушные, природу очень любим (за весь поход ни одной конфетной обёртки в лесу не бросили). Было решено лагерь разбивать, не въезжая в заказник, так мы избежим недоразумений с природоохранными органами. Начали искать место покрасивее, вспугнули косулю. Ну, очень грациозна! Создавалось впечатление, что лес кишит зверьём. К моменту, когда мрак начал поглощать пущу, выбрали место для лагеря под шикарными старыми елями. Санёк всё опасалась, как бы языки пламени нашего костра не повредили ветвям елей, и отодвигала место для костра подальше от них.

    Серёга с девчонками остался разбивать лагерь, а я, ухватив котлы, помчался за водой. Вправо по ходу нашего движения шло понижение, туда я и побежал. Под могучими елями уже было темно, следов заката видно не было, и я пожалел, что не прихватил ни компас, ни фонарик. Правильное направление держать было трудно, пришлось искать тропу, по которой зверьё ходит на водопой - они-то знают, где вода. Иду минут пятнадцать-двадцать, а воды всё нет. Куда эти звери ходят? Начинается болото. Перебираюсь через затхлый неглубокий канал, выбираюсь на редколесье, небо открывается и показывает мне молодичок. Луна слева впереди - теперь не заблужусь, выйду. По болоту продвигаюсь в том же направлении ещё минут десять, пока не упираюсь в канал с покрытой ряской стоячей водой. Понимаю, что лучшего ничего здесь не найду и, разогнав с поверхности ряску, наполняю котлы. Вода на удивление не очень коричневая. Это радует. Понимаю, что друзья уже взволнованы моим долгим отсутствием и ускоряю темп движения, стараясь не расплескать драгоценную уже влагу и не набросать в котлы еловой иглицы и прочего мусора.

    Пройдя чуть больше половины дороги, носом к носу сталкиваюсь с кабаном. Кабан от неожиданности подскочил и чесанул в сторону, оставив после себя густое облако характерного кабаньего запаха. Полагаю, запах, оставленный мною, был не намного приятнее. Кабан убежал недалеко, и было слышно как он вошкается в соседних кустах справа. В густом ельнике слева слышалось чьё-то громкое натужное сопенье. Густой кабаний дух не рассеивался. "Влип, очкарик!"- подумал я. А что, если тут стадо? Но делать нечего, надо идти дальше. Для верности издал несколько зычных воинственных кличей и пошел, громко тупая и треща сучьями. Запах кабанов вскоре исчез, адреналин потихоньку начал рассасываться, темп движения возрос ещё более.

    К лагерю подошёл в полной темноте. Возле ярко горящего костра возилась Алёна. Подойдя поближе, я хрюкнул. У меня это хорошо получается. Алёна подпрыгнула выше кабана. Я не ожидал, что так испугаю её, и пожалел о содеянном. Но было поздно. Алёна уже  была испугана до смерти, а, узнав о моей встрече с кабаном, сказала, что сегодня она не уснёт, и всю ночь будет охранять наш покой. Забегая вперёд, скажу, что слово она не сдержала. Усталость взяла верх, и Алёна совершенно неожиданно для всех  покинула свой пост и уснула.

    Начали готовить ужин. Со всех сторон кукушки наперебой старались насчитать нам поболе годков. Макароны варились. Серёга откупорил бутылочку коньяка. Оказывается, пока мы в Слониме  в магазине обсуждали, какой сок вкуснее, Серёга прикупил бутылочку с коричневатым змием и сейчас с большим удовольствием плескал его в сдвинутые кружки. Над пущей полилась обещанная вчера песня. Немногочисленный, но очень дружный хор вторил Серёге:

    Па дзярэуне ходзiць Ваня, ды арэхi шчоукае…

 

    Последовавший за ужином сон был глубоким, сладким, но не очень продолжительным - нас ждали великие дела. Утро выдалось - просто чудо. Пущу окутал густой туман.

 

 

    Лучи восходящего солнца с трудом пробивались сквозь него, играя и переливаясь в капельках росы.

 

 

 

    Пока готовился завтрак, Серёга с фотоаппаратом ползал по окрестностям, запечатляя неповторимую игру зари в капельках росы, запутавшихся в хитрых ловушках пауков.

 

 

  

Окончание  >>>>>